Оценить эту запись

Мои первые рассказы. Под открытым небом.

Запись от Белая Медведица размещена 03.02.2015 в 10:11

Под открытым небом

Эти дни, мрачные, темные, зимние я проводил у деда. Иногда он спрашивал меня, по душе ли мне это время года. «Ну зима и зима» - пожимал я плечами, - «ничего особенного». На это старик еле заметно кивнет своей седой головой, оставит меня в комнате одного, размышлять над его непонятным для меня вопросом.
А размышлял я, взяв карандаши, кисти и бумагу с красками, склонившись над рисунком, пытаясь изобразить все, что придет в голову.
Помимо рисования я любил читать рассказы про фантастических животных и птиц, обитателей волшебных миров, куда еще не ступала нога человека. И те образы, что порождались моей фантазией, я пытался переложить на бумагу с помощью своих незатейливых инструментов.
Скажу по секрету, что рисованием я увлекся недавно.
В тот день читать мне не хотелось, и я после того, как помог старику по хозяйству, слонялся по дому без дела.
Дедушка, заметив мое безделье, поманил меня рукой за собой. В одной маленькой комнатке в углу пылился деревянный сундук, украшенный старинной резьбой.
Мы открыли сундук, и под слоем старых тряпок обнаружили игрушки разной величины, несколько книг, а среди них как-то попали краски, кисточки и карандаши.
Дед бережно вытащил краски, посмотрел на меня взглядом, будто видел меня насквозь, и произнес:
- Эти цветные кусочки красок, которые безжизненно лежат в коробке, мечтают поделиться своим цветом для твоих картинок. И тогда ты этим краскам подаришь новую жизнь в неповторимом сочетании на твоих картинках. Но для начала тебе придется научиться в совершенстве пользоваться специальными инструментами, как в любом искусстве. Это – карандаши и кисточки, твои верные друзья и помощники в работе художника.
Я хоть и запомнил его слова, но не особенно вдумывался в их смысл. Да и внимательностью я тогда особенно не отличался.
Вот и сегодня, нарисовав необычную птицу с разноцветными перьями, я было хотел добавить рисунку фон, но потом махнул на это рукой и положил картинку к остальным.
Мне вдруг пришла в голову мысль, что было бы неплохо похвалиться дедушке моими успехами. Вот мол, он хоть и может дом построить, обед сварить, дрова нарубить, а я - такую красоту необыкновенную на бумаге изображаю.
Собрав все свои рисунки вместе, я с гордым видом пошел к старику. Он сидел за стол и что-то мастерил, настольная лампочка освещала его густо усыпанное морщинами лицо.
- Дедушка, посмотри, как у меня получилось! – воскликнул я, протягивая ему листки.
Дед будто знал, что я приду его удивлять и ждал моего прихода.
Он взял в руки первый лист, вид у него стал серьезнее, чем обычно, затем он задумчиво отложил эту картинку и взял следующую.
Честно сказать, я немного обиделся. Я ожидал его восклицаний по поводу моего таланта, а он досконально изучает мои рисунки, будто не может найти, к чему бы придраться.
Когда он просмотрел все мои рисунки, то, взяв в руку первый, произнес, потирая подбородок:
- Внучок, знаешь, здорово ты замыслил изобразить. Признаюсь, мне понравилось как работает твоя голова, таких животных выдумать! А птицы какие! И твое знакомство с инструментом можно считать удавшимся. Молодец! (щеки мои при этих словах густо покраснели). «Но все же – продолжил дед – каждый твой рисунок необходимо доработать, надо придать им законченный образ».
Тут я обиженно сказал ему, в упрямстве немного вскинув голову кверху:
- Это ты все придираешься! Все тебе плохо! Сам попробуй сначала так нарисовать!
- Ну-ка, неси сюда скорее краски, попробуем что-нибудь придумать.
Через полминуты я уже прибежал с красками.
Дед спросил:
- ну, какой рисунок выберем?
Я просмотрел их все и выбрал лесного зверя, ростом с медведя, мордой льва и ушами белки. А туловище у него было вообще не похожее ни на какое земное известное мне животное. Вот так зверь!
Потом вдруг мой взгляд упал на мою чудо-птицу. Мда…, печальное, оказывается, было зрелище. На бумаге получилось все-таки не так, как я задумал в уме.
Я протянул дедушке два этих рисунка, представляя себе, как дед будет позориться передо мной. Вот потеха! Откуда он рисовать-то умеет? Ну сейчас посмотрим.
Дед тем временем сосредоточенно рассмотрел рисунок со зверем, положил его перед собой, взял в руки кисточку, повертел ее (мне показалось, он это делал, немного поглаживая ее), подмигнул краскам как старым знакомым и принялся за работу. Ну я, не особо-то веря в его успех, даже не стал смотреть на процесс его работы. Да и честно говоря, мне уже просто хотелось спать, глаза сами закрывались.
Дедушка, взглянув на меня, понял все без слов. Он, отвлекшись от своей работы, отвел меня в мою комнату и уложил спать.
Утром я, проснувшись, сразу вспомнил о вчерашнем разговоре и вскочил с кровати, чтобы посмотреть, что там наработал старик.
И тут мой взгляд упал на мой стол. Я, открыв рот от удивления, увидел, как с бумажной картинки на меня смотрит живым взглядом невиданный зверь.
Вот это да! Как настоящий! И смотрит мне прямо в глаза. Я уже чувствую его дыхание. Да уж! Я не мог придти в себя от восторга! Ай-да старик!
Я не верил своим глазам, но все смотрел на этого зверя, ни одного лишнего штришка, и впрямь настоящий! Мне даже захотелось погладить его шелковистую шерсть, переливающуюся под лучами солнца. Просто чудо!
Вдруг я вспомнил, что должна еще быть картина с птицей, но на моем столе ее не было, и я побежал к деду.
- Дедушка, как у тебя получилось! Он как живой, представляешь, смотрит на меня!
- Понравилось?
- Еще как! Конечно! Подожди, а как же моя птица? Ты ее тоже дорисовал?
- Нет, но ее мы можем доделать, если хочешь!
- Конечно! Дед, только, чур, птицу я САМ буду дорисовывать! Я сам! – повторил я. И вдруг перебил сам себя:
- только у меня вряд л получится так хорошо как у тебя. – грустно добавил я.
- Не волнуйся, все будет хорошо, поверь мне. Ты мне лучше скажи, ты точно хочешь научиться этому искусству в совершенстве?
- Очень хочу. А как ты думаешь, у меня получится?
-Конечно, но имей в виду, что мастерство достигается непросто. Это тяжелый труд, огромная сосредоточенность и внимание, старание и высокая нагрузка, и если ты этого не боишься, то у тебя все получится.
- Я не боюсь никаких трудностей! Я буду стараться!
- Вот это – совсем другое дело!

С тех пор прошло много времени, рисунки мои уже были близки к шедевру старика.
Но чего-то в них не хватало. Живости, в них не хватало того, что позволяет рисунку показать свое живое существо. Но я не терял веры в себя, и трудился в надежде на то, что моя мечта исполнится. А дедушке признаться в этом я боялся, пока как-то раз не набрался смелости:
- Дед, почему у меня рисунки какие-то безжизненные, ведь я стараюсь, работаю.
- Значит, пока еще время не подошло.
- А когда оно подойдет?
- Возможно, очень скоро. Дело в том, что ты еще недостаточно подготовлен.
- Откуда ты знаешь? Может, уже подготовлен.
- Может быть. Вот и проверим.

Опять, как и в те далекие дни, я рисовал зимой, за окном - тьма, январь на дворе все-таки. Снега этой зимой почти не было, «плохо это» - поговаривал дед, «тяжело земле-матушке под открытым небом». И тогда я недоуменно глядел в небо: «небо как небо, черное, неприветливое, чего тут особенного?»
Меня стало клонить ко сну, я отложил в сторону свой недоконченный рисунок и пошел к деду.
Он меня встретил вопросом:
- Внучок, тебе нездоровится?
- Знаешь, вроде бы все в порядке, но как-то на душе неприятно, тревожно, мысли разные в голову лезут странные, какая-то чепуха… пойду посплю, может пройдет.
К кровати я уже подходил вообще на «ватных ногах», почти на автопилоте, вдруг что-то будто стукнуло мне в голову, я подошел к рисунку, что-то кистью добавил, доплелся до кровати и провалился в сон.
Ночью я спал плохо, меня бросало то в жар, то в холод, перед глазами мелькали незнакомые лица, голову будто сдавило со всех сторон, сердце колотилось в бешеном ритме.
Я проснулся в холодном поту под утро. Шагов деда не было слышно, видимо он еще спал. Я подошел к своему рисунку и чуть не разрыдался: весь он был размалеван будто рукой новичка, в разводах краски посмешались и застыли на листе.
Такой рисунок и пропал!
Утром дед меня спросил, как я спал, видимо мой видок был не ахти, и я ему все рассказал. Тогда он сказал, что такой тревожный сон будет еще неделю-две от силы, но для успокоения надо выпить специальный отвар из трав.
И дед готовил мне этот отвар каждый день.
Мне и вправду полегчало, но к рисованию почему-то уже не тянуло, я как-то отдалился от всего этого.
Отвар вообще способствовал растворению всех приходивших ко мне в ночное время мыслей, и я будто погружался в пустоту.
Вдруг в один из таких дней, а точнее, ночей, когда я тщетно пытался уснуть, мне показалось, что я проваливаюсь в густую синеву. Темную, как ночное небо. Мне казалось, что моя макушка раздвигается, и эта густая синева проходит в меня, наполняет меня сверху донизу как пустой сосуд.
Потом я осознал, что нахожусь на вершине высоченной горы, посреди звездного неба. И кругом, куда ни глянь - эта синева с мерцающими в ней огоньками. Я был над всем, мне казалось я все знаю, все могу, все прозрачно понятно, просто и ясно.
И в этот миг я понял, что мои мечты - достижимы, для меня нет ничего невозможного.
Я не чувствовал ни ног, ни рук, ни усталости, ни страха. Я просто видел и понимал все в своем истинном свете.
Вдруг в ватной тишине появился звук.
Он шёл откуда-то сверху, и с каждым мгновеньем становился отчетливей. Звук этот больше всего походил на шум крыльев. Я задрал голову вверх и увидел ЕЁ. В мельчайших подробностях, именно такая какой я ЕЁ себе представлял, у меня над головой пронеслась моя птица. На мгновенье наши взгляды встретились, и она снова унеслась ввысь. А я проснулся.

Пробудившись утром после столь чудных снов, я подошел к картинке. Она была похожа на безнадежного больного, который с мольбой в глазах просит о помощи.
Но сегодня я уже не видел сложностей, они остались где-то позади меня, как у подножья той горы из моего сна. Что вы думаете? Мне удалось убрать лишнюю краску, и более того, я уже заканчивал картину без особых усилий, кисть будто понимала меня, читала мои мысли, и мы с ней быстро довершили рисунок.
Вы знаете, это была та птица, которую я когда-то давно изобразил на листе. Но теперь она была совсем другой. Ее радужная окраска перьев излучала столько света и тепла, будто она летит над залитой солнцем равниной к своим птенцам.
А в ее взгляде появилась ОДУХОТВОРЕННОСТЬ.
Просмотров 2158 Комментарии 0
Всего комментариев 0

Комментарии

 
 

 

Powered by vBulletin® & Vbadvanced CMPS. Copyright ©2000 - 2022, Jelsoft Enterprises Ltd.
Перевод: ZCarot, Lazek, Ramjes. Системная поддержка: AbiGeuS, VBsupport.org Solium.ru: Copyright & Copyleft

Solium был основан 1 февраля 2006 года, как объединяющий просветительский проект на стыке областей. Он помогает заглянуть в "сверхъестественную" часть нашей жизни, чтобы лучше понять самих себя и руководствуясь этим знанием, образовать гармоничное и светлое будущее в едином Содужестве заинтересованных людей. Присоединяйтесь?

После регистрации Вы сможете создавать свои темы и отвечать на сообщения.

Яндекс.Метрика
проверить доступность